Тема: Причины следствия языковых контактов. Учебная работа № 433294

Тип работы: Реферат
Предмет: Культура речи
Страниц: 18

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
ВВЕДЕНИЕ 3

1. Причины и следствия языковых контактов 5

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 17
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 18Стоимость данной учебной работы: 300 руб.

 

    Укажите Ваш e-mail (обязательно)! ПРОВЕРЯЙТЕ пожалуйста правильность написания своего адреса!

    Укажите № работы и вариант


    Соглашение * (обязательно) Федеральный закон ФЗ-152 от 07.02.2017 N 13-ФЗ
    Я ознакомился с Пользовательским соглашением и даю согласие на обработку своих персональных данных.



    Учебная работа № 433294. Тема: Причины следствия языковых контактов

    Выдержка из похожей работы

    …….

    Идея «языковых игр»

    …..ивается суть того, над
    чем бился, чего достиг автор[2]. Становится понятным: нужно постараться хоть
    как-то передать то, что было для него главным, — творческий практикум
    концептуальных прояснений. Строго говоря, это — невыполнимая задача: поведать о
    том, что, по убеждению самого Витгенштейна, может быть лишь содеяно и
    продемонстрировано — показом, сказыванию же (оформлению в теорию) не
    поддается[3]. В самом деле, его «поздние» работы намеренно
    атеоретичны. Они полны нескончаемых вопросов, на которые не получаешь
    сформулированных ответов, изобилуют примерами концептуальных ловушек и
    множеством изощренных методик выхода из тупиков. И именно эти, процедурные,
    наработки составляют главную ценность. Понять, освоить их позволяет лишь
    самостоятельное (от первого лица) штудирование — под этим углом зрения —
    текстов позднего Витгенштейна. Сделать это за кого-то и передать ему такой род
    знания пересказом не получается[4]. Как же все-таки познакомить читателя с
    философской техникой Витгенштейна, ввести в особый мир его философского
    творчества? Выход практически один: отразить в изложении, насколько возможно,
    «текстуру» его размышлений, примеры концептуальных сбоев, приемы
    философских прояснений[5]. Понятно, что подобное изложение может показаться
    кому-то скучно-подробным. Но дело в том, что Витгенштейн вообще философ
    тщательного, детального анализа. В своих философских изысканиях он избегает
    «общих мест», считая, что они мало что дают и ощутимо сбивают с
    толку. То, что интересует этого оригинального мыслителя без внимания к деталям,
    нюансам просто не уловить. Тексты с попытками воссоздания его приемов, процедур
    адресованы специалистам, способным извлечь из них какой-то толк, и тем, кто по
    тем или иным причинам всерьез заинтересован сутью дела. При более популярном изложении
    смысл того, над чем всю жизнь трудился Витгенштейн, ускользает[6]. Но
    характеризуя ту или иную его идею (или концепцию) в целом, все-таки приходится
    воссоздавать мысли философа более или менее связно. Тем самым они невольно
    переводятся — в нашем случае это принцип языковых игр — из методологического
    модуса в теоретический. Отсюда слишком ощутимое присутствие того, кто
    «выстраивает» мысли автора в подобие теории и нежелательный эффект
    восприятия и усвоения его концепции именно в этом, не свойственном ей ключе.
    Такова ситуация, о которой нельзя не предупредить читателя.
    Как же возникла
    идея языковых (концептуальных) игр и в чем ее суть? Известно, что Людвига
    Витгенштейна привел в философию интерес к комплексу проблем символической
    логики, оснований математики и логического анализа языка. Успехи в этой области
    (мысли Г.Фреге, Б.Рассела и др.) вдохновили его на поиск предельно ясной
    логической модели знания-языка, общей матрицы предложения, в которой была бы
    явлена суть любого высказывания[7], а, стало быть, — так думалось автору — и
    мысленного постижения фактов, этой основы основ подлинного знания о мире.
    Разработанная Витгенштейном в 1912-1914 гг. концепция базировалась на трех
    принципах: толковании предметных терминов языка как имен объектов; элементарных
    высказываний — как логических картин простейших ситуаций (или, иначе говоря,
    конфигураций объектов) и, наконец, сложных высказываний (логических комбинаций
    элементарных предложений) — как картин соответствующих им комплексных ситуаций
    — фактов. В результате совокупность истинных высказываний мыслилась как картина
    мира. Тщательно продуманная логическая модель «язык — логика —
    реальность» была представлена в «Логико-философском трактате»
    (ЛФТ), увидевшем свет в 1921 году. Идеи трактата произвели сильное впечатление
    и вызвали большой резонанс в умах и работах исследователей в области философии
    языка и логики науки[8]. Пожалуй, наибольшим было его стимулирующее влияние на
    участников Венского кружка — Р.Карнапа, Ф.Вайсмана и др., да и на всю программу
    логического позитивизма, изложенную в манифесте «Научное
    миропонимание» (1929).
    Сам же автор
    Трактата к концу 20-х гг. начал переосмысливать свою концепцию. Ряд
    обстоятельств помог ему понять, что отточенная до логического совершенства
    идеальная модель языка ЛФТ не…

     

    Читайте также: