Теория познания.

Поиск дешевых работ:






Теория познания. Реферат скачать бесплатно.

Фрагменты работы:



Дух человека состоит из следующих формообразований: души, сознания, самосознания, разума, интеллекта и воли. Каждая из этих форм играет в нём свою незаменимую роль. Функция познания окружающего мира принадлежит интеллекту человека.
Интеллект – это творческая мастерская нашего духа. Его задача:
а) производить знания об окружающем мире,
б) хранить (помнить) их,
в) преобразовывать их в различные планы и проекты по переустройству мира.
Интеллект и деятельность познания представляют собой одно и то же. Все интеллектуальные способности человека – созерцание, представление, воображение, память, мышление – не имеют никакого самостоятельного значения вне деятельности познания и выступают лишь в качестве её рабочих моментов.
Сам процесс познания включает в себя три последовательных ступени деятельности интеллекта:
1) созерцание,
2) представление,
3) мышление.


1. Созерцание

Начальный пункт процесса познания – акт ощущения предмета. В этом акте мы имеем непосредственное единство субъекта и объекта, человека и воспринимаемого им предмета. По полноте и свежести ощущений данная ступень является самой богатой, но по степени их мыслительного оформления она является самой бедной. В ощущении содержится весь разум – вся совокупность материала духа. Все наши представления, мысли и понятия … развиваются в нашем ощущающем интеллекте.
Воспринимаемые нами ощущения различны. Во-первых, потому, что они приходят к нам от различных предметов. Во-вторых, потому, что они поступают в нас через различные органы чувств: осязания, обоняния, слуха, зрения и вкуса. В силу этого каждое ощущение представляет собой некое особенное возбуждение, отличающееся от других своим качеством и интенсивностью.
Отсюда вторая ступень созерцания – проявление внимания. Поскольку ощущения различны, интеллекту приходится проявлять к ним своё внимание. Если бы все ощущения были одинаковы, то такая форма деятельности не потребовалась бы. Но коль скоро ощущения различны, человек вынужден воспринимать каждое из них в его особенности и, следовательно, проявлять к ним своё внимание.
Те ощущения, на которые человек обращает своё внимание, становятся его внутренними чувствами. Чувства отличаются от ощущений тем, что они появляются благодаря внутреннему отношению нашего интеллекта к воспринимаемым нами ощущениям (в форме проявления внимания), тогда как собственно ощущения возникают у человека через его внешнее отношение к предмету.

Здесь уместно было бы вспомнить те эпизоды из своего детства, когда каждый из нас впервые начал обращать внимание на свои ощущения и тем самым стал обнаруживать их в себе в качестве чувств. Это самые первые ощущения запахов цветов, звуков полёта шмеля, разноцветья красок природы и т.д. Конечно, все это мы воспринимали и ранее, но способность находить данный материал в себе в качестве своих собственных чувств появляется у ребёнка лишь к 4-5 годам.

Третья ступень – формирование созерцания как такового. Акт проявления внимания не только полагает ощущения в качестве различных внутренних чувств, но и обнаруживает их связанность друг с другом. Единство этих двух моментов проявления внимания – а) различения ощущений и б) связывания их воедино даёт интеллекту созерцание в собственном смысле этого слова. Иначе говоря, созерцаемый образ возникает из ощущений только тех предметов, на которые мы обращаем своё внимание.
Превратив ощущения в чувства и соединив их в целостный образ, интеллект перестаёт нуждаться в самом воспринимаемом предмете. Он перестаёт обращать на него внимание и тем самым подвергает его отрицанию. Через акт такого отрицания образ созерцаемого предмета отделяется от самого предмета и превращается в представление.


2. Представление

Представление – это внутренне усвоенное созерцание. В акте созерцания нам необходимо очное присутствие предмета, тогда как представление уже не требует этого. В словах: «Я это видел» очень удачно выражена суть перехода от созерцания к представлению. То, что я видел ранее, продолжает сохраняться во мне в форме идеального образа, хотя сам предмет я уже не созерцаю. Следовательно, я не только созерцал данный предмет в прошлом, но и в настоящее время продолжаю удерживать его образ в своём представлении.

Первая ступень представления – акт припоминания. Попавший в сферу представления образ предмета оказывается оторванным от всех тех внешних связей, в которых существует сам реальный предмет. В силу этого данный образ принимает одиночный и случайный характер. Он подобен песчинке, случайно залетевшей в замкнутое пространство человеческой головы.
Чем более свеж эпизод созерцания предмета, тем более чётким и ярким является его образ. Но постепенно он тускнеет и стирается. Той толики внимания, которая была уделена непосредственному созерцанию предмета, хватает лишь на то, чтобы перенести его образ в своё представление. Но попав в него и не получив от него никаких пометок, образ со временем забывается. Бесконечная череда образов предметов, на которые мы случайно обращаем своё внимание, сохраняется в запасниках нашего интеллекта в бессознательной форме, и мы не знаем, какое множество их дремлет внутри нас. Они время от времени всплывают в нашем представлении, но их невозможно сознательно вызвать.
Чтобы мы могли вспомнить такой бессознательно сохранённый образ, требуется повторное созерцание самого предмета. Припоминание означает совпадение образа повторно созерцаемого предмета с уже имеющимся в нашем представлении. Первый эпизод созерцания закрепляется за счёт второго, второй – за счёт первого. Благодаря повторному созерцанию образ предмета фиксируется в нашем представлении и становится образом в собственном смысле этого слова.
...
3. Мышление

Мы мыслим только посредством слов. Связывая слова между собой, мы создаём мысли. Слова составляют ткань мысли, а человеческий язык в целом является телом мышления. Бессловесного мышления не бывает. Такие выражения, как «вербальное мышление», которые вовсю эксплуатируются в психологии, относятся к суждениям пустого тождества, типа: «масло масляное». Только слова придают мыслям действительное существование, и мышление лишь в такой степени способно отражать содержание предметного мира, в какой оно оперирует словами.
Когда мы размышляем, то потихоньку (только для себя) произносим все те слова, из которых выстраиваем свои мысли. В силу доведённой до автоматизма привычки мыслить, – а мыслить нам приходится на протяжении всей нашей жизни, – мы просто перестаём обращать внимание на то, как это происходит. Иногда, правда, находясь в возбуждённом состоянии, мы начинаем произносить свои мысли вслух. Такой «громкий» разговор человека с самим собой принято относить к ненормальным явлениям. Но эта ненормальность касается только формы, а не содержания, ибо наше обычное мышление – это и есть разговор каждого из нас с самим собой, происходящий посредством слов.
Находящиеся в распоряжении нашего интеллекта слова-имёна предстают перед ним в двоякой форме: а) с внешней стороны – как простая механическая совокупность, б) с внутренней стороны – как состоящие в содержательной связи друг с другом. Первая сторона (надводная часть айсберга) хороша тем, что в ней имена предметов никак не связаны друг с другом. А значит, наш интеллект может свободно оперировать ими, расставляя и связывая их между собой так, как ему угодно. Но это же является и её недостатком, поскольку сами по себе имена не показывают своих связей друг с другом. Вторая сторона (подводная часть) имеет своим достоинством то, что в ней имена связаны между собой через содержание обозначаемых ими представлений. Опираясь на эти связи, наш интеллект имеет возможность выстраивать из имён свои мысли. Но это же является и её недостатком, поскольку непосредственные связи предметов имеют многосторонний и запутанный характер, необходимое в них ещё не отделено от случайного и т.д.
Деятельность мышления – а мышление существует только как деятельность – представляет собой постоянно осуществляемое единство данной противоположности. Выстраивая цепочки мыслей, мы свободно переставляем слова-имена. Но руководствуемся при этом не своим голым произволом, а существующими между обозначаемыми ими представлениями предметов связями. В ходе этого мы, с одной стороны, очищаем содержание представлений от случайных черт и запутанных связей, благодаря чему выявляем их сущность, а с другой – наполняем выстраиваемые нами цепочки слов смыслом, благодаря чему они становятся мыслями.
Созданные нами мысли являются снятым результатом указанной противоположности. А это значит, что в них заключено единство (тождество) субъективного и объективного содержания. Иначе говоря, реальный мир и наши мысли о нём тождественны по своему содержанию. Слова обладают лишь тем значением, которое заключено в содержании обозначаемых ими представлений предметов. А это содержание пришло в наш интеллект из внешнего мира и удерживается в нём благодаря памяти. Следовательно, идеальная деятельность нашего мышления опосредована реальностью самого окружающего мира. Другими словами: дело логики имеет в своей основе логику дела. Гарантом этого выступает память, которая, как мост, соединяет имена с содержанием представлений.
Принимая форму знаний, внешний мир субъективируется. Но поскольку сознание человека наполняется знаниями о мире (об объекте), оно само объективируется. Благодаря такому вхождению друг в друга снимается изначально полагаемая противоположность между мышлением и бытием и устанавливается их содержательное единство. Именно поэтому люди исходят из убеждения, что всё то, что ими мыслится, действительно есть. Конечно, человек не смиряется с тем, как устроен мир, и своей деятельностью перестраивает его. Однако преобразованный мир вновь становится предметом его познания. В результате положение о тождестве мышления и бытия не только не упраздняется, а наоборот, утверждается. (То, что мы порой строим ошибочные мысли – это проблема второго плана.)

Первоначально наше мышление проявляет свою активность только по форме, но не по содержанию. Все сохраняющиеся в памяти имена находятся в его власти и оно может позволить себе распоряжаться ими так, как ему угодно, не считаясь с реальностью обозначаемых ими предметов. Может, например, соединить рыжее с острым или кислое с длинным. В результате появляются совершенно бессмысленные фразы, но тем не менее они уже представляют собой деятельность мысли. Истинное мышление начинается тогда, когда оно обращается к содержанию представлений предметов.
Деятельность мышления направлена на постижение понятий предметов. Но что такое понятие? Это то, что надо понять. А именно… Любой предмет представляет собой нечто целое. Как целое он состоит из частей, а части – из элементов. Соответственно, чтобы познать предмет (получить его понятие), необходимо сначала выявить все его части и элементы, а затем мысленно связать их воедино так, чтобы получилось понимание целого. На языке определений чистого понятия целое называется всеобщностью, части – особенностью, а отдельные элементы – единичностью.
Но единичные предметы существуют не сами по себе, не изолированно от остального мира. Они образуют организованные системы. Такие системы также представляют собой нечто целое и в силу этого сами определяют из себя содержание всех своих особенных частей и единичных элементов. Следовательно, чтобы получить всестороннее понимание единичного предмета, необходимо изучить не только сам предмет, но и ту систему (всеобщность), которой он принадлежит. Только при таком подходе понятие предмета будет определено как со стороны его единичности, так и со стороны его всеобщности.
В процессе достижения этой цели мышление проходит три ступени:
- рассудочных суждений,
- суждений понятия,
- умозаключений разума.

Рассудочные суждения. Поскольку весь мир состоит из конкретных предметов, постольку именно эти предметы являются исходным материалом для его познания. Иначе говоря, познание начинается с единичных предметов. Именно их мы ощущаем и их образы храним в своём представлении. С них же, соответственно, начинает свою деятельность и мышление. Анализируя содержание представлений единичных предметов, мышление, во-первых, обнаруживает их внешние данные: качество, количество, меру. Во-вторых, раскрывает их внутреннее строение, в ходе чего выявляет их части, стороны, элементы, свойства и т.д. В-третьих, прослеживает их внешние связи друг с другом.
На основании таких данных мышление распределяет единичные предметы по группам (видам и родам), присваивает каждой такой группе общее понятие и даёт ему определение, называемое иначе дефиницией. Например: птицы – это многоклеточные организмы, которые имеют крылья, вьют гнёзда, откладывают яйца, питаются тем-то и тем-то, и т.д. Студенты – это молодые люди, которые изучают науки, сдают экзамены, пишут курсовые и т.д. Причём данная деятельность является не одноразовым актом, а постоянной функцией мышления, осуществляемой им по мере попадания в сферу внимания человека новых предметов.
Такова первая ступень деятельности мышления, которая называется рассудочной, или просто рассудком. Её начальным пунктом являются пришедшие в наш интеллект из внешнего мира эмпирические представления предметов, а конечным – созданные самим мышлением идеальные понятия (дефиниции) предметов. Выстраиваются такие понятия посредством суждений: а) качества, б) рефлексии, в) необходимости.

Суждения понятия. Создав понятие предмета, мышление тем самым полагает противоположность между собой и сферой представления. Если на ступени рассудка оно ещё было целиком погружено в сферу представления, то теперь оно противопоставляет созданное им самим понятие содержанию образа предмета. Снимается данная противоположность посредством суждений понятия. (В формальной логике они называются суждениями модальности: ассерторическое, проблематическое, аподиктическое.) В таких суждениях мышление соотносит содержание своего понятия с содержанием представления самого предмета и через это устанавливает истинность их обоих. Строятся такие суждения по принципу: «Если тебе корова имя, у тебя должно быть молоко и вымя. А если нет молока и вымени, то что толку в твоем коровьем имени».
Одно дело – понятие (дефиниция) и совсем другое – определяемые им реальные предметы. Они могут как соответствовать, так и не соответствовать друг другу. Например, если в понятие «студент» входит необходимость изучения наук, прохождения практики, сдачи экзаменов, написания курсовых и т.д. и конкретный субъект Иванов всё это действительно делает и делает хорошо, то, следовательно, он соответствует этому понятию, а если нет, то – нет.

Судить о чём-либо в собственном смысле этого слова – значит сравнивать своё понимание предмета с содержанием самого реального предмета. Такие выражения, как «Я тебя сегодня не узнаю» или «Какой же он электрик, если простой выключатель не смог заменить», несут в себе сравнение понятия с его реальностью.
...
Заключение

Таково содержание классической теории познания. Целый ряд её ключевых положений был сформулирован ещё более двух тысяч лет назад Аристотелем. Вот они.
- «Сущее либо воспринимается чувствами, либо постигается умом» [1, С. 439].
- «Представления – это как бы предметы ощущения, только без материи» [1, С. 440].
...
Список литературы

1. Аристотель. О душе. / Собр. соч. в 4-х тт. Т. 1. М.: Мысль, 1976. С. 369-450.
2. Аристотель. Метафизика. / Сочинения: В 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1976. С. 63-368.
3. Аристотель. Об истолковании. / Собр. соч. в 4-х тт. Т. 2. М.: Мысль, 1978. С. 91-116.
4. Гегель, Г.В.Ф. Наука логики. / Г.В.Ф. Гегель. // Энциклопедия философских наук: В 3 т. Т. 1. М.: Мысль, 1977. 452 с.
5. Гегель, Г.В.Ф. Философия духа. / Г.В.Ф. Гегель. // Энциклопедия философских наук: В 3 т. Т. 3. М.: Мысль, 1977. 472 с.
6. Труфанов С.Н. Грамматика разума. / С.Н. Труфанов. / Самара. Гегель-фонд. 2003. 624 с. http://trufanov_sn.sama.ru/
7. Труфанов С.Н. Классическое учение Вильгельма Гегеля о человеке: о теле, душе, сознании, самосознании, разуме, интеллекте, воле, свободе. / С.Н. Труфанов. / Саарбрюкен, Издатель: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. 204 c. http://trufanov_sn.sama.ru/

 

Работу добавил: Сергей.

 

Скачать весь реферат:

СКАЧАТЬ ТУТ

 

 



Добавить работу
Название

Invalid Input
Вид работы

Вы не указали вид работы.
Рубрика (*)

Выберите подходящую рубрику.
Ваше имя

Invalid Input
Файл (*)

?? ?? ????????? ???? ??????
Добавить